Практика

Как изменилась моя жизнь с приходом в ДЭИР?

  • Поделиться:

Первая мысль, которая пришла в голову когда я услышал предложение изложить ответ на этот вопрос на бумаге, была: сильно изменилась.

Думаю, что в моем конкретном случае правомерно говорить об изменении негативного жизненного сценария на позитивный. Ощущение это сопутствует мне все одиннадцать лет ДЭИРовской практики.

Я попытаюсь изложить мою ДЭИРовскую историю последовательно и связано, насколько смогу. Возможно, это поможет оценить степень и глубину изменений в моем жизненном сценарии. Все началось погожим осенним днем последнего года прошлого века. Я стоял на платформе пригородный пригородной электрички у книжного лотка, выбирая чтение в дорогу. Взгляд упал на тоненькую зеленую книжечку с интригующим названием «Освобождение». Электричка уже подходила и я быстро сунул продавцу деньги, схватил книжечку прямо с лотка, сел в электричку, открыл первую страницу и … проехал свою остановку.

Дома наскоро поужинал и снова углубился в чтение, не отрываясь до самой последней страницы. Когда я закрыл последнюю страницу, была уже глубокая ночь, спать не хотелось, хотелось тут же сесть удобно, закрыть глаза —  перед глазами пустой, спокойный экран – ощутить в теле могучие энергетические потоки. Сел, закрыл глаза, ничего не ощутил. Лег спать, а наутро решил, что все, написанное в книге, слишком хорошо, чтобы быть правдой. Книжку, однако, не отвез на дачу, где в большом шкафу храниться все, что не хочется читать второй раз, а оставил дома, положив в шкафчике рядом со стопкой CD с любимой музыкой.

Продолжение последовало четыре года спустя, осенью 2003 года. К тому времени я был вполне успешным и хорошо (по тому времени) оплачиваемым руководителем производства, которое сам же и создал, приняв при этом самое активное участие не только в технической стороне дела, но и в формировании коллектива.

Коллектив был сформирован из мастеров своего дела, что для дела было хорошо, а для руководителя – сплошная головная боль, так как каждый из мастеров всегда лучше всех знал, что, в какой последовательности и в какие сроки надо делать. Я оказался в положении пружины, сжимаемой с двух сторон. С одной стороны – жесткий до жесткости шеф проекта, с другой —  мастера своего дела.

По мере развития проекта задачи усложнялись, усиливалось и давление. На третий год существования проекта (упомянутый выше 2003 год) я ощутил предел сжатия: пружина  вот-вот должна была лопнуть. Поэтому по окончании летнего цикла работ я выбрал время и попытался как-то проанализировать и оценить свою жизненную ситуацию. Выводы были неутешительные. При несомненной ценности в профессии тело мое просто-напросто отказывалось жить в предложенном темпе интенсивной управленческой деятельности, сигнализируя об этом обострением многочисленных (с удивление много обнаруженных при обследовании) хронических болезней.

Хронический гастрит, хронический холецистит, хронический простатит, хронические вывихи обоих плечевых суставов, дисфункция печени, боли в коленных суставах, гипертония и в дополнение ко всему смещенный вправо третий поясничный позвонок (следствие неудачного падения с высоты нескольких метров в 1998 году). Кроме того, при резком изменении атмосферного давления начинались сильные головные боли (иногда до тошноты), суставы ныли, появлялась отдышка и непреодолимое желание лечь и не двигаться: метеозависимость.

Так в 46 лет я ощутил, как жизненная энергия уходит из моего тела. И слово «энергия» здесь было ключевым.

Сначала я попытался исправить положение, занявшись физкультурой. Это не помогло по той причине, что уже через минуту бега трусцой («джоггинк») началась отдышка.

То же происходило и при попытке выполнить хотя бы простейшие физические упражнения. А ведь в молодости, служа в Советской Армии в пустынях независимого ныне Казахстана, я мог совершить летнюю жару марш-бросок в 10 км, одетый в ОЗК (общевойсковой защитный комплект),   и чувствовал себя после этого нормально, чего нельзя было сказать о некоторых моих сослуживцах.

Мое сознание, однако, зацепилось за слово «энергия». И вспомнил я тогда о той тоненькой зеленой книжке, что лежала в шкафчике. На последней странице был указан номер телефона. Я позвонил по нему и мне ответили. Узнав, что я в Москве, дали другой телефон. Я позвонил по нему и мне тоже ответили. Узнав, когда будет первая ступень, я решил, что пойду во что бы то ни стало.

Решать именно в таком ключе у меня были основания, так как я давно заметил особенность моей жизни: когда мне предстояло резкое изменение жизненного обстоятельств, я заболевал. Там было, например, в 90-х годах, когда я несколько раз должен был обогатиться, но каждый раз перед заключением супервыгодной сделки меня одолевала болезнь маловероятная для моего возраста: в 37 лет я перенес корь, а в 43 года – ветрянку. Сделки, разумеется, срывались, а дело приходилось начинать заново.

Вот и в этот раз, накануне начала занятий на первой ступени меня сразил жестокий сезонный бронхит с приступами кашля до слез. Поэтому в здание на Авиамоторной улице я не пришел, а притащился, хорошо еще, что температуры не было. И весь первый день первой ступени боролся с жестокими приступами кашля. Вероятно, поэтому я не ощутит никаких тонких потоков. Не ощутит я их и на второй день, и на третий. На одном из перерывов на третий день я набрался храбрости и подошел к мужчине из числа тех, что сидели на последнем ряду, позади всех. Это были ассистенты, выделявшиеся из общей массы присутствующих своей общительностью и жизнерадостностью.

Я долго стеснялся подойти и спросить, почему ничего не ощущаю, в то время как другие взахлеб рассуждают где у кого восходящий, а у кого нисходящий потоки входят и выходят. Но пот представился удобный момент, и я подошел к ассистенту-мужчине и сказал, что я почему-то не ощущаю потоков.

Внимательно поглядев на мня своими добрыми глазами, мужчина сказал, что ничего необычного в этом нет, что он сам по-настоящему начал управлять потоками только на третьей ступени и что все дело здесь в постоянстве практики. Чем больше практики, тем лучше ощущения. Сказав что, он повернулся и пошел к выходу из зала, а я с удивлением обнаружил, что волосы у него длинные и стянуты на затылке в хвостик. На последовавшей после перерыва очередной прокачке я ощутил вдруг нечто, обволакивающее меня сзади за плечи и – о чудо! – снизу вверх вдоль позвоночника рванула горячая волна, а навстречу ей, сверху вниз двигалось ощущение прохлады.. я  понял, что помощь пришла с заднего ряда, от того человека с забавным хвостиком. С тех пор и по сей день прокачка и гармонизация – обязательная часть моего ежедневного плана. А Владимира Анатольевича Моисеева я считаю кем-то вроде моего крестного отца в ДЭИРе.

Из написанного выше ясно, что первоначальной моей целью в ДЭИРе было обретение утраченного здоровья. От преподавателей я узнал, что такой мощный инструмент оздоровления как энергопост можно использовать лишь после четвертой ступени (было тогда такое ограничение). Поэтому четыре ступени я прошел за полгода, честно говоря, не очень заботясь о результатах. Результаты были, но воспринимал я их тогда лишь как некие ступени на пути к Энергопосту как способу укрепления здоровья.

Необходимо отметить, что оздоровление началось уже после второй ступени: я заметил, что исчезла постоянная сонливость, утром стало гораздо легче вставать, ослабли ( хотя и не исчезли)  симптомы метеозависимости. Тяжелые ранее разговоры с шефом о необходимости затрат на производственную часть проекта, на повышение зарплаты, премиальные выплаты ( и тд и тп) стали проходить легче, я уже не чувствовал себя после них выжатым лимоном: регулярная подкормка шефа энергетическими шариками делала свое дело.

Думаю, мне повезло, что в период освоения ступеней я занимал должность, связанную с руководством людьми и активными внешними контактами с поставщиками. Бескрайнее поле для отработки навыков ДЭИР, начиная с обычной гармонизации помещения и закачивая созданием мировых течений.

Начал я с гармонизации своего кабинета на антресолях цеха. Через некоторое время заметил, что число посещений значительно увеличилось, а вопросы, которые во время этих посещений обсуждались, не отличаются сложностью и актуальностью. Повесил на входе защитника пространства. Количество посещений уменьшилось до минимума: только за зарплатой.

Освоив гармонизацию комнаты, гармонизировал весь цех, регулярно, не реже раза в неделю. Заметил, что персонал без понуканий с моей стороны поддерживает порядок на участках, объявились охотники за небольшую прибавку к зарплате убирать проезды и проходы. И вообще народ вечером не торопится покидать цех, задерживаются у доски с планом на завтра (моему ноу-хау в управленческом процессе), обсуждают как лучшее его выполнить (!!!). до минимума сократить опоздания к началу рабочего дня.

После четвертой ступени я начал ощущать поле в том пространстве, которое гармонизировал. Входя в цех, ощущая, где люди работают (там поле структурируется), а где филонят там поле аморфное, как кисель), где назревает конфликт (идет выброс энергии), а где человек пребывает в расстроенных чувствах по какому либо житейскому поводу (слив энергии в никуда). Как же приятно было осознать, что к выстроенному мной в пространстве и времени производственному процессу добавилось еще энергетическая направленность на результат!  Он, к стати, не заставил себя ждать: по результатам года шеф выплатил всему персоналу хорошую премию. На которую я купил свою первую иномарку, подержанную, правда, но прослужившую мне верой и правдой восемь лет.

Что же касается моего здоровья, то оно бодро пошло на поправку. После четвертой степени я попал, наконец, на свой первый энергопост. Пара Минаева- Лойко блестяще вели семинар. Помню, с установкой пробок я переусердствовал: задраил их так, как задраивают с помощью кремальеры люки между отсеками в подводной лодке. В результате срыв пробок был осуществлен с помощью преподавателя, самым последним из участников. После первого поста сразу же исчезла метеозовисимость. Просто взяла исчезла.

Я возобновил занятия бегом- джоггинком. Как только было поставлена цель- возобновить занятия бегом сразу же мне попалась на глаза на даче подшивка журнала «физкультура и спорт» советских еще времен.  В одном из них я и обнаружил алгоритм начала беговых тренировок для выздоравливающих.

Следующим шагом было решение проблемы со сдвинутым поясничным позвонком. Целеполагание помогло и здесь: узнав о моей проблеме, мой старый знакомый познакомил меня с врагом- реабилитологом. Он провел исследование моего позвоночника, констатировал, что межпозвоночная грыжа отсутствует и разработал для меня комплекс гимнастических упражнений с категорическим наказом выполнять их дважды в сутки вне зависимости от занятости и самочувствия.

Я выполнял его наказ в течение восьми лет неукоснительно, пока три года назад рентгеновский снимок не показал, что позвонок встал на место, ему природой назначенное. Гимнастику, однако, делаю и сейчас – привык. правда, один раз в день.

Остальные хронические болячки исчезали постепенно, с увеличением количества пройденных энергопостов. Первые шесть постов я прошел так часто, как они проходили в Москве. После чего начал посещать их дважды в год. С прошлого года оставил только один пост в год: ощутил, что энергии вполне хватает от поста до поста, да и здоровье укрепилось. Теперь я могу бежать два часа без отдыха и чувствовать поле этого только приятную физическую усталость. Об остальных хронических заболеваниях я уже начинаю забывать, они о себе больше не напоминают. Сохранилось, пока еще, близорукость, да иногда ощущаю колебания артериального давления. Ну что же, есть над чем работать!

По мере того, как улучшалось здоровье, появлялись новые цели в жизни, это заставляло искать пути их реализации, чему способствовало посещение семинаров программы «Благосостояние». Упорядочил расходы, учел доход. За первые четыре года пребывание в ДЭИРе три раза инициировал с помощью ДЭИРовских техник увеличение заработной платы, причем не только для себя, но и для всего производственного персонала. Персонал показывал свое удовлетворение в частности тем, что выполнял свои обязанности в полной мере даже во время моего длительного отсутствия на производстве. Так я получил возможность брать отпуск тогда, когда это мне надо, даже если это время приходилось на период интенсивной производственной деятельности. С друзьями съездил в Финляндию, с женой совершил круизы на теплоходе.

И вот вроде бы жизнь вошла в спокойное русло: работа дает стабильный доход, не требуя при том прошлых сверх усилий; здоровье лучше прежнего, тело не докучает своими проблемами. Живи – не хочу!

Но в том-то и ценность систему ДЭИР, что она побуждает к непрерывному движению, будь то самосовершенствование или же достижение нового уровня благосостояния. У меня после прохождения пятой ступени начало формироваться желание изменить свой образ жизни таким образом, чтобы совместить удовольствие от дела, которым нравится заниматься, с достойным уровнем дохода от этого дела.

За время работы в должности руководителя производства сформировалось стойкое убеждение, что изделие, которое ты изготовил с удовольствием, с удовольствием, с удовольствием же будет куплено потребителем и с удовольствием же будет им использовано.  А что может быть лучше, чем своим доставить удовольствие окружающим тебя людям?

Решение задачи совмещения удовольствия от дела с достойным доходом долго мне не давалось. До тех пор, пока не появился семинар «Докинг». Попав на «Докинг-старт» на зимней конференции ДЭИР 2012 года, я так –то сразу понял, что этот семинар поможет задачу решить.

Периоды моей жизни, когда я работал с такой интенсивностью и удовольствием, можно пересчитать по пальцам одной руки. Для достижения результата мне пришлось задействовать весь доступный мне к тому времени арсенал ДЭИРовских техник:

— целеполагание как основа планов по выполнению уровней роста доходов от этапа к этапу;

— техники третьей ступени при контактах с контрагентами;

— творческих подход к решению чисто технических и производственных задач;

— и даже создание мирового течения для выхода из казавшейся безнадежной ситуации.

Результат того стоил. За десять месяцев Докинга я увеличил свой ежемесячный доход в 2,5 раза. Это позволило мне начать изменять свой образ жизни. Теперь я имею достаточно времени для нормального сна и отдыха, свободный режим деятельности, время для хобби, домашних дел и реконструкции дачи.

В одном из своих интервью. Чемпион мира 1996 года в гонках Формулы 1 Демон Хилл сказал:

«Я пришел в гонки не для того, чтобы победить в Гран При или стать чемпионом мира. Я лишь хотел увидеть, несколько далеко сумею продвинуться, делая то, что умею, и отдавая работе все силы. Я увидел самого себя».

Перефразируя чемпиона, я могу сказать о себе:

«Я пришел в ДЭИР лишь для того, чтобы поправить свое пошатнувшееся здоровье. Своими успехами в жизни я удивил самого себя.»

  • Поделиться:

Оставьте комментарий